Мусорная конопля чуть было не отправила деревенского Лёху в колонию на 10 лет. А у окуловской полиции сорвались две редкие «палки»

Фото: vnnews.ru

На днях Окуловский районный суд вынес второй приговор по уголовному делу жителя Кулотина Алексея Фёдорова. Этот приговор разительно отличался от первого.

«Чёрная карта»

Эта история может показаться и забавной, и курьёзной, для кого – как. А для Лёхи Фёдорова она, однозначно, мрачная. И очень. Из-за неё полгода назад Лёху отправили в колонию: на долгие-предолгие 10 лет.

Сам по себе Алексей Фёдоров – личность, ну, ничем не примечательная. Взрослый уже мужик, 42 года. Что суть важно для нашего повествования, так это то, что в армии, куда парня забрали ещё в 1993 году, он впервые попробовал «травку». Особых проблем, впрочем, никогда с этим не возникало. Покуривал периодически. Есть «трава» – хорошо (для Лёхи, разумеется), нет – ничего страшного. В последующий период жизни он, по большей части, если и «подсаживался», так на «огненную воду». Как уж принято в наших деревнях.

Работал то там, то здесь. В 2016 году числился «перебивающимся случайными шабашками».

Перспектива очередной «шабашки» и свела Лёху с залётным на окуловскую землю человеком. Он был чуть старше по возрасту, говорил с лёгким прибалтийским акцентом, и звали его не Юрий, а Юрис, и фамилия – не Рощин, а Рощинс.

Узнав, что Лёха – на все руки мастер, Рощинс пригласил его в свой дом в деревню Кренично. Сам дом был из разряда «так себе»: требовалось там подправить, здесь подлатать, а ещё – печку починить, дрова наколоть, мусор из дома вытащить. С этой целью Рощинс и привлёк безработного мужика.

Отношения между работником и работодателем установились не так чтобы сугубо официальные. Время от времени люди вместе «употребляли». И не только водку, но и опробованную Фёдоровым в годы армейской службы «травку». Откуда у Рощинса марихуана, Фёдоров и не спрашивал: есть она, и есть. Какие вопросы? Угощает – и ладно.

Но случился в этой истории чёрный для мужиков день.

Не знали они о том, что 24 марта 2016 года окуловская полиция затеяла очередное мероприятие. Проводилось оно в рамках операции «Мигрант». И, наверное, неслучайно пути-дороги привели стражей порядка в деревню Кренично, к дому, в котором обреталось «лицо без гражданства» Юрис Рощинс.

В тот момент, когда на горизонте появились полицейские, Рощинс был со своим другом-работником Фёдоровым. Стояли мужики на улице и мирно беседовали.

Ага! Оп-па! Полиция!

Что вполне логично, поначалу Фёдоров не вызвал никакого интереса («Наш, деревенский, точно, не мигрант!»). На всякий случай, ему было велено стоять и ждать. На улице.

А полицейские, более заинтригованные личностью Рощинса, пошли разбираться с ним – внутрь жилища.

Лёха стоял на улице и стоял. Ждал и ждал. Долго, говорит, ждал.

А потом, решив, что никому он, на самом деле, не нужен, побрёл к себе домой. Но прошествовав с пяток километров, услышал за спиной звук приближающейся машины. Обернулся: точно, полиция! И явно по его душу. Как человек, не привыкший к играм со стражами порядка, Лёха остановился. Когда же господа полицейские потребовали сесть в машину, безропотно повиновался.

Поехали, понял Лёха, обратно – в деревню Кренично. Из-за того, понял Лёха, что у этого чудака по фамилии Рощинс, в доме, в специально оборудованной теплице, обнаружена «целая грядка конопли».

Этому Лёха не удивился. «Так и я, – сказал, – немного взял!».

– Взял? – обрадовались полицейские. – Так рассказывай, колись!

И Лёха принялся колоться. Во-первых, пояснил, что взятую в доме коноплю он положил в рюкзак. А где рюкзак? «Так там, в доме Юриса». Покажешь? «Не вопрос!». Во-вторых, сообщил о том, что как-то раз, чуть раньше, он тоже брал в том доме коноплю. И где она? «Так дома, в Кулотине».

«Пруха!» – говорят в таких случаях подростки.

Сначала Лёху привезли в дом Рощинса. Без всяких проволочек он отдал полицейским рюкзак. Те, открыв рюкзак, своими глазами увидели там коноплю, обрадовались, повезли мужика в районную полицию в Окуловку. Только там, а не в Креничне, привлекли понятых, в присутствии которых вновь разверзли рюкзак и торжественно извлекли оттуда «пакеты с веществом растительного происхождения». Это и стало официальным «изъятием».

На другой день Лёху транспортировали в Кулотино. Он сам показал дом, открыл его и выдал полицейским ту «дурь», которую хранил в банке из-под кофе с мистическим названием «Чёрная карта».

Похититель мусора       

Для полицейских это была большая победа. Они не только выявили незаконного мигранта (позднее Рощинс был привлечён к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства), но и, правда, обнаружили в его доме целую «теплицу конопли». Замечательно! И это – без всякой иронии.

В отношении Рощинса возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 231 УК РФ (незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства) и по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, совершённое в крупном размере).

Если кто-то думает, что Фёдоров пошёл лишь свидетелем, то глубоко ошибается. Против него «выставили» не только уже упомянутую ч. 2 ст. 228 УК РФ, но и ч. 2 и 3 ст. 229, предусматривающие (вдумайтесь!) ответственность за хищение (!) наркотических средств.

В отличие от ст. 228 УК РФ, замечательно, без устали «работающей» на просторах всей России, соседняя, 229-ая статья УК РФ, в своём роде, – «экзотическая», лично я не припомню ни одного случая её применения. Да и не мудрено. Если рассудить здраво, вряд ли какой-нибудь наркоша, пусть у него, и правда, «стырили» марихуану, героин, амфетамин и пр., пойдёт в полицию с заявлением с просьбой найти и привлечь наглого похитителя к ответственности. В таких случаях принято разбираться без полиции – сами понимаете! Единственный, по сути, вариант применения этой статьи: когда наркотические средства похищаются из медицинских учреждений, где хранятся на законных основаниях. Но и это, скорее, лишь теория.

Лёха же Фёдоров стал, по сути, первым человеком в области, на котором решили опробовать и обкатать «плохо работающую» статью.

Вообще говоря, коль речь идёт о хищении (хоть конопли, хоть картошки), не может не быть потерпевшего, человека, у которого – украли. В данном случае как потерпевший мог бы выступать только «неюный мичуринец» Рощинс. Именно он, по логике, должен был иметь претензии к тому, кто присвоил его имущество, пусть это имущество и называется коноплёй.

А он, вот незадача, ничего к дружбану Фёдорову решительно не имел. Более того, «показывал», что, утруждая нанятого подсобника, велел ему выбросить (!) мусор, и именно там, среди мусора, находились и те конопляные отходы. Есть тут один деликатный, садово-огородный момент: наркоманы с опытом используют для изготовления марихуаны не всё растение, а лишь определённые его части (какие именно, по понятным причинам, уточнять не будем). А те, что наименее ценны, нижние листья, как это принято говорить у садоводов, пасынкуются: их отрывают от стебля и за ненадобностью – выбрасывают. Именно этот «мусор» и был «прихвачен» Фёдоровым.

Сколько ни допрашивали Рощинса, от него так и не добились: да, украл Фёдоров, да, похитил. Всякий раз Рощинс говорил, что «листья конопли считал мусором, отходами», а Фёдорову «было велено выкинуть этот мусор вместе с коробкой, в которой он находился».

Тогда в полиции пошли в обход: но ведь, интересовались, Фёдоров не спрашивал разрешения взять этот мус…, пардон, эти листья себе? Не спрашивал, – отвечал Рощинс. Но ведь Фёдоров не ставил в известность, что берёт листья? Не ставил, – отвечал Рощинс.

Так вот! Что ещё надо?! Разрешения не спрашивал. В известность не ставил. Всё правильно, – похитил! Тайно! Значит, не ошиблись в квалификации! Демагогическая эквилибристика позволила сделать вывод, гарантирующий лишнюю «палку» в отчётах. Даже две! Ведь «брал» коноплю у Рощинса два раза!

Лишь в суде Фёдоров взбунтовался. Да, взял он эти злополучные листья. Но… именно «взял», а не «похитил». Почувствуйте вы, наконец, разницу! Изрёк даже одну вполне себе глубокую мысль: «Невозможно похитить то, что должно быть выброшено!».

Избранный курс поколебать, однако, не удалось. В мотивировочной части приговора судья Анастасия Гусева написала:

«Отрицание умысла на хищение наркотических средств суд расценивает как один из способов защиты подсудимого Фёдорова, в том числе, заблуждающегося относительно юридической квалификации содеянного им, поскольку ответственность за хищение наркотических средств (…) наступает в случаях противоправного их изъятия, в том числе, у физических лиц, владеющих ими законно или незаконно».

Кто-то что-то понял? Да, бывают у нас судебные акты, решительно недоступные для восприятия человека, даже отягощённого филологическим образованием.

Так или иначе, но это, так сказать, из обоснования привлечения Фёдорова к ответственности по ст. 229 УК РФ: хищение наркотических средств.

В итоге судья Гусева приговорила незадачливого Лёху, как я уже говорил, к 10 годам колонии строгого режима. Из них на относительно понятную ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение наркотиков) пришлось лишь 3 с половиной года. Всё остальное – за «два факта хищения» того, что – для  помойки.

Притом, что судимый отдельно от Фёдорова «неюный мичуринец» Рощинс, основатель и возделыватель «конопляной плантации», был приговорен лишь к 3 годам и 4 месяцам лишения свободы.

Говорят, когда Лёху привезли в СИЗО, вся тюрьма смеялась над бедолагой, который из мусора взял коноплю и – «попал, ой, попал»! «Сколько получил?» – «Десятку!». Всё видели, но такого!.. Злые зеки держались за животики. Но добрые хотя бы помогли мужику составить пусть корявенькую, писаную от руки с орфографическими ошибками, но краткую апелляционную жалобу. Почему не адвокат?

Святое право на защиту с поправкой на провинциальное «и так сойдёт»

Участие адвоката в этом деле – особая история. За «оказание юридической помощи по назначению» адвокат Алла Мышковец получила 8820 рублей (по приговору первого суда, и эта суммы взыскана в бюджет с бедолаги Фёдорова).

Но она не только не помогла доверителю с обжалованием приговора, но и, как выяснилось, во время самого процесса оказала помощь не только ему, но и… стороне обвинения.

Бывает такое? Оказывается, бывает. Коль дело – «в районе, в провинции», а доверитель – простой деревенский мужик.

Подробную апелляционную жалобу осуждённому Фёдорову помогал составлять уже другой адвокат – Константин Пакин.

Рассмотрев дело в Новгородском областном суде, там, в частности, пришли к выводу о том, что в процессе судебных прений адвокат Мышковец, и правда, выступила… против воли своего подзащитного, «чем лишила его права на эффективную защиту и доведение до суда позиции по рассматриваемому уголовному делу, то есть нарушила гарантированное Конституцией РФ право на защиту».

Дело в том, что в своей речи в судебных прениях адвокат Мышковец заявила, что подсудимый несведущ в юридических вопросах, не осознает смысл слова «хищение», и факт хищения не отрицает, поэтому просила суд учесть, что он… признаёт вину.

Бурные аплодисменты!

Именно нарушение права человека на защиту и послужило мотивом отмены приговора.

Под стражу Алексей Фёдоров был взят в день оглашения первого приговора – 15 ноября 2016 года. Освобождён из СИЗО (под подписку о невыезде) после его отмены – 31 января 2017 года.

Дело вернулось в Окуловский районный суд на вторичное разбирательство.

Попытка № 2

В позициях участников процесса не изменилось практически ничего. Только адвокат был другой, более квалифицированный. И выступавший в этом процессе в качестве гособвинителя Илья Бабушкин в судебных прениях не поддержал-таки квалификацию действий Фёдорова как «хищение наркотиков».

Судья Надежда Новикова, председательствовавшая на втором процессе, с мнением прокурора, в целом, согласилась. В результате человек, уже познавший «тюрьму», то бишь – следственный изолятор, морально подготовленный к тому, что «сидеть ему – не пересидеть», с душевным ликованием, не иначе, воспринял оглашаемый приговор. Потому что в «сухом остатке», за одно только «хранение», судья Новикова назначила ему… лишь 3 года лишения свободы. И те – условно.

Победа?

– Компромисс! – делится своими соображениями адвокат Константин Пакин. – Я считаю, что Фёдоров должен быть оправдан – полностью. Никто не спорит с тем, что он, действительно, хранил у себя отходы конопли. Но примечание к ст. 228 УК РФ гласит, что лицо, добровольно сдавшее наркотики, освобождается от уголовной ответственности. С моей точки зрения, тот факт, что Фёдоров сам сообщил полицейским, что в его рюкзаке есть конопля (хотя мог вообще отрицать, что рюкзак, оставшийся у Рощинса, принадлежит ему), сам рассказал, что «запас» конопли есть и в доме в Кулотине (о чём, кроме Фёдорова, вообще никто не знал!), – ни что иное как добровольная выдача. Второй очень существенный момент. По пресловутой 229-ой статье УК РФ суд первого состава назначил Фёдорову 6,5 лет и 8 лет 8 месяцев колонии за каждое из «хищений», эти сроки вошли в 10-летнюю окончательную «совокупность», из которых два с половиной месяца человек реально отбыл в СИЗО. А теперь суд соглашается, что этих преступлений-то – не было! В таких случаях принято выносить оправдательный приговор «в части». Вместо этого судья Новикова просто обошла в приговоре факт уголовного преследования Фёдорова по этой статье. Поэтому, я считаю, апелляционная инстанция должна дать оценку и по вопросу изобретённого следствием, вымученного «хищения». И произнести это трудновоспроизводимое в наших судах слово: «оправдать»!

…По оглашении приговора с лица Лёхи долго не сходила детская, мечтательная улыбка.

А мне хотелось уразуметь, как именно родилась идея вдохнуть жизнь в плохо работающую 229-ую, как именно родилось это окуловское «ноу-хау». О том было логично спросить у следователя ОМВД РФ по Окуловскому району Юлии Ширалёвой, составившей обвинительное заключение. Спросил. Но в ответ на мой вопрос уважаемый следователь лишь широко улыбнулась, а от каких-либо комментариев – отказалась.         

Понятно стремление представителей правоохранительных органов «наращивать и углублять», демонстрировать нешуточную эффективность своей работы. Но, право слово, когда всё превращается в фарс… «Хлопнули» «плантацию» Рощинса – молодцы! Но зачем же, пользуясь безграмотностью деревенского парня Фёдорова, и его подводить под монастырь? Для полицейских – ещё одна «палка», ещё один, может быть, плюсик к премии, а для человека – как минимум, «лишних» 7-10 (!) лет в колонии. Жестоко это, господа!

Но чего не сделаешь ради открытия новых горизонтов и наработки новых идей. Окуловский новационный опыт, увы, оказался из серии «пшик». Хотя, с другой стороны, если бы всё прошло, а дело закончилось первым приговором, сей «опыт», возможно, оброс бы подражаниями, продолжениями, аналогами… В общем, все всё поняли.

Сейчас интересно лишь одно: после того как приговор вступит в законную силу, возникнут ли у руководителей всех задействованных в этой истории ведомств вопросы и к непосредственным исполнителям непонятного, нелогичного, незаконного привлечения человека к «лишней» уголовной ответственности – по 229-ой? Последуют ли «оргвыводы»? Или нет? А пока единственный человек, с которого хоть как-то, но спросили, – это адвокат Алла Мышковец: за нарушение норм профессиональной этики Совет областной адвокатской палаты вынес ей дисциплинарное взыскание.   

Автор: Алексей Коряков

Фото автора

На снимке: Алексей Фёдоров после оглашения второго, гуманного, приговора.

 
По теме
Сегодня, 13 июня 2017 года, Окуловский районный суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении 34-летнего Дмитрия Нефёдова.
13.06.2017
 
 
 
Компания нарушила правила обращения с отходами. Дело об административном правонарушении со стороны ПАО «Акрон» было рассмотрено в Новгородском районном суде.
22.06.2018
Возбуждено дело по административном нарушении ч. 1 ст. 8.25 КоАП РФ. Валдайская районная прокуратура в ходе проверки обнаружила нарушения Лесного кодекса Российской Федерации со стороны акционерного общества «Едрово».
22.06.2018
 
Следственный комитет устанавливает причины и условия, которые могли способствовать совершению преступлений в отношении детей в результате неудовлетворительной организации их отдыха в летний период - Следком Новгородской области В ряде субъектов Российской Федерации с начала летних каникул произошло значительное количество трагических происшествий с детьми, к расследованию обстоятельств которых незамедлительно подключился Следственный комитет.
22.06.2018
Выставка 100 - Новгородская епархия 22 июня 2018 года в Музее художественной культуры Новгородской земли (Десятинный монастырь) состоялось открытие выставки «Линия творчества», посвящённой памяти новгородского художника Эдуарда Иванова.
23.06.2018 Новгородская епархия
В минувшую среду в музее истории Холмского района на базе экспозиции ремесленно-бытовой культуры прошла творческая встреча Александра Щаенкова с почитателями таланта художника.
22.06.2018 Газета Маяк
В первую субботу июня по традиции собрались на Боровно поклонники творчества детского писателя Виталия Бианки Неслучайная тема Много лет мероприятие называлось «Бианковские чтения»,
09.06.2018 Окуловский Вестник
Актёры Медведского народного театра поразили сценическим мастерством министра культуры Новгородской области Владимира Вербило.
09.06.2018 Шимские Вести
Состоялся районный фестиваль Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» среди работников органов местного самоуправления.
22.06.2018 Новая жизнь
Прошли ежегодные пятидневные учебные сборы для юношей 10 классов общеобразовательных учреждений района.
22.06.2018 Уверские зори
Войну закончили солдаты - Приильменская правда В администрации района состоялась передача останков воинов, найденных в ходе поисковой экспедиции «Долина».
22.06.2018 Приильменская правда
Ильмень против смерти - Шимские Вести Шторм разбросал по волнам первые конструкции пирса, строящегося для съёмок фильма о трагедии баржи № 752.
22.06.2018 Шимские Вести